Петр Дранга: Сели мы с аккордеоном, подумали и решили

Петр Дранга - ранние годы, начало творческого пути, работа в Томской филармонии. Интервью талантливого аккордиониста. Интересные факты об артисте

О семье Дранга, о детстве и юности Петра

Отец Юрия Дранги, папы будущего известного музыканта, был кадровым военным, прошедшим всю Великую Отечественную. Дедушку Кирилла Ивановича Петр хорошо помнит: Кирилл Иванович получил тяжелые ранения во время войны, и мальчика приводили к нему в больницу, когда тот, уже пожилой и больной, лежал подключенный к аппарату искусственного дыхания. По словам Петра, это был человек мужественный, спокойный, переносивший без единой жалобы боли, преследовавшие его последние годы жизни.

Про бабушку по папе, жену Кирилла Ивановича: «Она была женщиной заводной, шумной, а когда она ругалась, дед уходил на балкон, махнув рукой, и пережидал так «грозу», – воспоминания внука. Другая бабушка, украинка по происхождению, тоже была женщиной веселой, она как будто «заряжала» семью оптимизмом и хорошим настроением. У Елены Кирилловны, матери Петра, был еще брат, тоже военный, который трагически погиб в сорок восемь лет. По воспоминаниям семьи, он занимался разработкой роботов.


На фото Петр Дранга в детстве https://www.instagram.com/drangaofficial/

Родители известного сейчас аккордеониста познакомились в Ростове, когда будущая мама музыканта училась на первом курсе музыкально-педагогического института, а отец – на четвертом. Москвич Юрий Дранга попал в Ростов из-за желания получить высшее музыкальное образование именно по классу аккордеона, а он к тому времени уже был известным музыкантом, выступал на всесоюзных конкурсах. В «Гнесинке», куда он пытался поступить сначала, факультета по этому инструменту не было, вот он и поступил в Ростовский вуз по классу аккордеона. Отец Петра и мама встречались несколько лет, за это время Юрий Петрович окончил институт и аспирантуру, вернулся на работу в «Гнесинку», он сделал девушке предложение переехать к нему в Москву. Сначала у семьи было съемное жилье, где родились две дочки, а потом они перебрались уже в свою просторную квартиру, и появился на свет младший ребенок Петя.

Как помнят старшие сестры музыканта: «Наш папа постоянно ездил на гастроли, приезжал, наводил дисциплину и снова уезжал». Евгения и Лида рассказывали, что у отца был абсолютный авторитет в семье: если девочки и младший брат шалили, маме стоило крикнуть: «Юра, ты приехал? Заходи!» – и сразу наступала тишина. А сам глава семьи часто говорит, что это одновременно трудно и прекрасно, когда все в семье – музыканты, потому что не только Петр пошел по стопам отца: девочки стали пианистками. «Когда все дома – настоящий сумасшедший дом был! На пианино очередь занимали, чтобы заниматься по графику», – слова Юрия Драги.

Слова Петра: «Я безумно благодарен папе за то, что привил мне любовь к аккордеону, передал стремление выступать только с ним», – будут сказаны уже потом, когда сын порадует отца популярностью и достижениями в музыкальной карьере. В раннем детстве, как помнят все, Петя хотел быть вовсе не артистом, а ветеринаром. А дома стояло пианино, был папин аккордеон, и в пять лет мальчик уже без труда на них играл простые мелодии. Одновременно со средней школой он начал ходить в столичную музыкальную, имени Рихтера. Под руководством Дранги-старшего он добился таких успехов в игре на аккордеоне, что в 12 лет стал лауреатом Московского детского конкурса музыкантов, и в том же 1996-м победил на форуме аккордеонистов в Италии.

Люди, пережившие трудные 90-е бывшего СССР, вспоминают те годы с содроганием: рушилась экономика, отличные специалисты теряли работу, не обошла «чаша сия» и семейство Дранга. Гастроли по всему миру, куда часто отправлялся Юрий Петрович, приостановились, денег в семье поубавилось, и сын решил помочь маме и папе – он устроился на работу уборщиком, а ему было всего четырнадцать лет! Аккордеон не был забыт за работой: юноша все равно тренировался, начал уже тогда уже формировать свой собственный стиль, пробовал силы в арт, гранж и панк-роке. В 1998-м никому пока в мире не известный работник аквариумного магазина Петр Дранга завоевал еще одну серьезную награду – он стал лауреатом международного конкурса аккордеонистов в Испании, и в том же году он выступил и занял призовое место на подобном фестивале в Пекине. Путь к славе и всероссийскому (и всемирному) признанию был открыт!

Соло в пустыне

– Петр, эстрадные исполнители просят вас аккомпанировать им?

– Да. Но я чаще всего отказываюсь. При таких предложениях подразумевается, что главным в номере станет голос, а аккордеон будет использоваться только как аккомпанирующий инструмент. Мне это не интересно, я же не аккомпаниатор. Другое дело, если задумывается дуэт, где есть инструментальный рефрен и голосовые партии. Когда-то мы делали номер с Максимом Галкиным: он пел частушки, я играл на аккордеоне. Однажды выступал в Кремле с Патрисией Каас: у нее умерла мама, и она посвятила ей песню. Еще были номера с Софией Ротару для «Голубого огонька» и с Мариной Девятовой в Юрмале.

– Вы по-прежнему терпеть ненавидите, когда вас называют звездой, и предпочитаете по отношению к себе слово «ремесленник»?

– Меня это не то чтобы раздражает… Просто не люблю слово «звезда» по отношению к себе. Музыкант он и есть музыкант, при чем тут звезды? Я – ремесленник, который знает, что такое многолетний систематический труд. Многие люди думают, что артистам все дается легко. И сетуют: «Эти звезды всю эстраду заполонили, не пробиться нам из-за них». Мне в таком случае всегда хочется сказать: ты сначала сделай что-нибудь, чтобы получить то, о чем мечтаешь. А потом уже жалуйся на судьбу. Оторви одно место от дивана: запиши песню, возьми у друга камеру и сними видео, отмастери свой клип, продвинь его через соцсети и посмотри, что будут говорить про твое творчество люди. И если ничего не получится, задавай вопрос: «Почему они, а не я?» Ведь подобрали же продюсеры Джастина Бибера в Интернете, когда его клип набрал 70 млн просмотров. Парень просто играл на гитаре, а мама в этот момент сняла его на камеру. Всё! Но большинство людей думают, что кто-то должен за них песню написать, клип сделать, на сцену выпустить да еще и денег за это дать.

– У вас никогда не возникало желания поучить детей игре на аккордеоне?

– Стоять над ребенком два часа, пока идет урок, я не смогу. Меня это просто по стенке размажет. А прийти на 45 минут и провести мастер-класс для учителей я готов. И такой опыт был. Меня однажды пригласили на творческую встречу в музыкальную школу Балтийска. Вышел мальчик играть на аккордеоне: у него рука корявая, во время выступления от клавиатуры взгляд оторвать боится. Правильная посадка и постановка рук – это база, без нее невозможно достичь мастерства в исполнении. Я ему локоток поднял, на плечо книгу положил, чтобы он не смотрел на клавиши. Совсем другое дело!

Лучше заниматься на инструменте 20 минут, но правильно, чем час, но как попало. Если я когда-нибудь где-нибудь буду рассказывать, что в детстве сидел за аккордеоном по восемь часов в день, не верьте мне! На занятия музыкой у меня уходило в лучшем случае два часа. И то, если впереди были международные конкурсы. Но я занимался правильно, мне педагоги дали классную базу.

– Многие инструменталисты говорят, что музыка лишила их детства. А для вас в нежном возрасте часы, проведенные за аккордеоном, тоже были каторгой?

– Нет. Мне музыка подарила детство на всю жизнь. Я теперь не взрослею (улыбается).

– Как вам кажется, почему среди музыкантов-виртуозов мужчин больше, чем женщин?

– Игра на аккордеоне – однозначно мужской вид спорта. Инструмент тяжелый – может весить 8, 12, 16 кг. А девушкам все-таки еще рожать, ни к чему им такую тяжесть таскать. Почему в освоении других музыкальных инструментов мужчины тоже чаще добиваются успехов?.. Значит, выдержки больше. Недооцениваете вы нас, мужчин! (Улыбается.)

– Вы когда-нибудь выходили с аккордеоном в переходы метро или на улицы города?

– Стритовал однажды в переходе возле Кремля. Но это было давно. Сегодня я могу сыграть на улице, чтобы душа отдохнула. Такой эксперимент над собой сделать. Но происходит это в другой стране, где меня никто не знает. При этом я записываю на камеру реакцию прохожих, а потом выкладываю видео в Интернет. Еще люблю уйти иногда в пустыню, чтобы в полном одиночестве наедине с природой порвать аккордеон.

– Друзья не просят вас сыграть во время посиделок?

– Если бы такое произошло, я, наверное, сослался бы на дела и убежал побыстрее. Но мои друзья – деликатные ребята и большие молодцы, они понимают, что в моей жизни аккордеона и без того более чем достаточно. Мы можем говорить о музыке часами, но чтобы друзья достали инструмент и сказали: «Петя, сыграй…» Нет, такого не случалось. Они что-то другое могут достать для застолья, но не аккордеон (улыбается).

– А для девушек в романтической обстановке играли?

– Было дело. Они при этом расплывались в улыбке.

Интересные факты про артиста

Он ушел из дома в четырнадцать лет, отказавшись от материальной помощи родителей. Слова Петра: «Не было конфликта, просто надоело постоянно ощущать на плече отцовскую руку, хотелось показать, на что способен сам».
Начав работать в аквариумном салоне уборщиком, музыкант там сделал неплохую карьеру перед уходом: он «вырос» до старшего дизайнера.
Все аккордеоны артиста – итальянской фирмы Bugari Armando, сделанные по индивидуальному заказу. Этих инструментов у него сейчас шесть.
Любимый литературный автор Дранги – Эрих Мария Ремарк

«Он научил меня важной вещи – не осуждать людей», – говорит Петр о писателе.
Профессия требует от Петра постоянно находиться в хорошей физической форме. Он тренируется, занимаясь гантелями и на турнике

Мужчина обожает подводное плавание, фигурное катание, о последнем он говорит: «Фигурное катание – не спорт, а настоящее искусство, как и музыка».
У него нет стилистов и хореографов. Все, начиная от костюмов и заканчивая декорациями на сцене, он проектирует сам. На вопрос о том, как он добивается такого изящества в движении по сцене, Петр отвечает: «Все полностью импровизация. Я двигаюсь так, как просит душа во время игры».
У музыканта – отличное чувство юмора, он может так тонко и изящно разыграть кого-то, что потом о его шутке долго рассказывают. Одна из таких шуток, пересказанная его другом Дроботенко: Петр зашел в самолет с аккордеоном в рюкзаке за плечами, и когда его спросили, что в рюкзаке, ответил: «Там парашют, мне пораньше выйти надо».
Выступая в шоу «Точь-в-точь», Петр мастерски копировал Меладзе, Эминема, Талькова, обоих Иглесиасов. Но лучше всего у него получился солист группы «Уматурман». Когда Дранга вышел на сцену и запел, члены жюри недоуменно крутили головами и не могли понять, где «настоящий» Володя Кристовский (тоже сидящий в жюри), а где двойник.
Побывав на отдыхе на Сейшелах, Мальдивах, в Майами и Италии, он остается приверженцем «натуральной» природы, не любит пляжи с лежаками и зонтами: «Обожаю, когда вокруг никого нет и можно зарыться в песок. Еще лучше – лежать ногами в океане, головой на берегу, витая мыслями в облаках».
Про свою популярность артист говорит так: «Я не считаю себя звездой. Я ремесленник, который знает, что такое тяжелый многолетний труд». А на вопрос, с чем можно сравнить его любимый инструмент, Дранга отвечает: «С хорошей машиной. Хотя – вряд ли… Аккордеон бесценен».

Краска для виолончели

– Чего нельзя простить талантливому человеку?

– Если он начинает хоронить свой талант. Дурацкое уныние, в которое все мы периодически впадаем, нельзя себе прощать: оно отнимает у нас слишком много драгоценного времени. И еще не хорошо с головой уходить в конъюнктуру. Такое иногда бывает, когда пишешь музыку для кино. Случается, звонит режиссер и рассказывает: «Музыка прекрасная! Но в мелодии для этого кадра нужно флейточку убрать, а для следующего, наоборот, ее усилить». Я отвечаю: «Стоп! Я этой работой заниматься не буду!» И передаю ее ассистентам. Моя задача – придумать основную музыкальную тему, а детально работать по кад-рам – пас. Нельзя позволять себе увлекаться инжинирингом. Надо летать. Но знать, что такое инжиниринг, нужно!

– Вы часто берете в руки аккордеон, когда этого не требует работа?

– Так получилось, что моя работа срослась с моим большим жизненным увлечением. Если у меня нет концертов, я пишу музыку или снимаю видео на свои композиции. Но взять аккордеон, чтобы просто поиграть на нем… Нет, такого не бывает.

– Какая еще музыка, кроме звуков аккордеона, вам нравится?

– Люблю виолончель, у нее очень теплый тембр. Я мыслю красками, и когда звучит этот инструмент, мне сразу представляются какие-то деревянные полки, природа, оранжевые скалы. Нравятся контрабас и фортепиано (особенно произведения Рахманинова). Стандартный набор инструментов рок-музыки и джаза люблю. Гитару, электрогитару, бас-гитару, барабаны – на них я тоже умею играть.

– Что должно произойти, чтобы вы плюнули на все, распродали аккордеоны и перестали заниматься музыкой?

– Не обязательно отказываться от музыки совсем… Может быть, мне захочется завести семью, ребенка, и я стану уделять творчеству меньше времени. Иногда люди просто берут паузу. Со мной такое случалось. Но это было еще до того, когда вы про меня узнали. После одного из международных конкурсов я вдруг понял, что больше не хочу заниматься музыкой. Длилась пауза месяца три-четыре. И ничего страшного в таких перерывах нет.

– Вы приехали в Томск с новой программой «Вкус жизни». Какая на вкус сегодняшняя жизнь Петра Дранги? Каких приправ в ней не хватает, каких ингредиентов в избытке?

– Я не скажу ничего такого, после чего все откроют рты от удивления. Мне кажется, каждый человек в жизни проходит примерно через одни и те же этапы. Нам никогда не бывает только сладко или только горько. В моей жизни случались стремительные взлеты и сильные падения. Но рассказывать подробно об этом я не готов. Потому что я не люблю никакого внимания к своей персоне, кроме как к музыканту, выступающему на сцене.

Справка

Петр Дранга родился 8 марта 1984 года в Москве в семье музыкантов. Отец Юрий Петрович – профессор Гнесинской музыкальной академии, мама – его ученица по классу аккордеона. Первый успех пришел к Петру в 12 лет: он стал лауреатом VI Московского открытого конкурса аккордеонистов. В октябре того же года победил в международном музыкальном конкурсе в Италии. Работал в качестве приглашенной звезды в шоу пародиста Александра Пескова. С 2004 года начал сольные выступления. Был участником телевизионных шоу «Танцы на льду» и «Точь-в-точь».

Выражаем искреннюю благодарность Томской филармонии за помощь в организации интервью.

Про личную жизнь

Молодой мужчина, симпатичный, да еще и известный – «лакомый кусочек» для поклонниц в плане женитьбы. А он до сих пор не женат, и о его симпатиях, возможных партнершах неизвестно ничего! Петр ненавидит, когда ему задают вопросы на эту тему. «Говорить про романы, отношения с женщинами – значит, «цепляться за корешки». Если как творческая единица себя исчерпал, тогда только личными темами можно заинтересовать поклонников», – так он говорит.


https://www.instagram.com/drangaofficial/

Вот еще как он отвечал на подобные вопросы: «Я могу быть интересным как музыкант, как артист, для своих поклонников, зачем рассказывать про личное? А та, с которой я встречаюсь – только она заслуживает разговоров о том, как я ее люблю». И снова цитата из интервью: «Правильнее личные отношения не выставлять на всеобщее обозрение. Публичное поведение заслуживает внимания толпы, интим – нет».

Список источников

  • znamenitosti-life.ru
  • inkompmusic.ru
  • PixesMusic.com
  • tomsk-novosti.ru
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.